Jump to content
Sign in to follow this  
Site Admin

Стихи про Радху, Кришну и обитателей Враджа

Recommended Posts

Site Admin

Настоящее издание песен Видьяпати основано на так называемой «Непальской рукописи», которая была обнаружена в Непальской королевской библиотеке и издана в Бенаресе в 1954 году. Рукопись выгодно отличается от всех прочих своей древностью: написанная старым майтхильским алфавитом, она, по мнению ученых, относится к XVI веку.

И если по другим сборникам песнопений поэта ведутся дискуссии об авторской принадлежности, то песни «Непальской рукописи» признаются, бесспорно, принадлежащими Видьяпати и выдержали в Индии уже несколько изданий. Эту рукопись не могла постичь судьба ни песен Видьяпати, бытовавших в народной среде, ни тех песен, что были восприняты и трансформированы бенгальской вишнуитской средой. Таким образом, для перевода на русский язык избран наиболее достоверный сборник.

Все поражает в Видьяпати, – и его творчество и его судьба; сам он будто соткан из разительных противоречий. Придворный певец, он стал народным кумиром. Народ Индии понял и принял его, веками поет его песни. Выходец из старинного аристократического брахманского рода, Видьяпати не страшился ломать косные и консервативные рамки древних традиций, словно бы забыв о том, что долг брахманов свято поддерживать каноны старины. Он слагал своей поэзией торжественный гимн во славу человека, пел радости земной жизни, и он же, лишившись поддержки своих земных покровителей, молитвенно склонялся к ногам богов, прося у них защиты и приюта.

В песнях Видьяпати нетрудно обнаружить влияние классической традиции: частое присутствие в них бога любви Камадэвы с луком и цветочными стрелами в руках; описание высоких достоинств и волнующих прелестей героини; последовательное развитие любовного сюжета от первой неожиданной встречи Радхи и Кришны, романтики тайных свиданий и ночей любви до первых размолвок, ссор, томительной разлуки, новых встреч и окончательного разрыва. Все это встречалось уже в памятниках древнеиндийской литературы, в трактатах о любви («Кама-сутра» Ватсьяяны и другие). Классическая традиция обусловила и непременное присутствие в песнях верной подруги или наперсницы Радхи. Ее роль – роль постоянной посланницы: она извещает Кришну, как томится любовью к нему Радха, рассказывает ему, как прелестна пастушка, договаривается о месте и часе тайного свидания, неоднократно соединяет влюбленных, старается примирить их после размолвок. Радха в песнях Видьяпати, как правило, юна, наивна, неловка в проявлении своих чувств. Наперсница старше ее по возрасту, более опытна. Она опекает Радху, дает наставления, как привлечь к себе внимание Кришны, очаровать любимого.

Share this post


Link to post
Site Admin

Она прошла, и понял я: красивей в мире нет!

Она прошла, и понял я: красивей в мире нет!
Она прошла, – и с жадностью мой взор спешит вослед.
Ведь даже если нищего наследство скоро ждет,
Быть жадным и завистливым он не перестает.

Природой дивно созданы, черты ее светлы:
Лицо подобно лотосу, глаза – как две пчелы,
Как две пчелы на лотосе, что меду напились
И расправляют крылышки – вот-вот умчатся ввысь.

Сегодня я красавицу увидел по пути –
И разум зачарованный не знаю, чем спасти.
Ее живые прелести я взглядом пожирал,
На горы златоверхие – на грудь ее взирал.

А бог любви подсматривал – за дерзость проучил:
Мой разум одурманенный под стражу заключил.

 

Кто совершил столь дальний путь

Кто совершил с оль дальний путь, чтоб только встретиться со мной,
А тысячу любимых жен оставил в Матхуре родной?

Сокровище моей мечты само навстречу мне идет, -
Что за пророчество веков приносит долгожданный плод?

Он в небе месяцем блистал, я лилией в пруду росла, -
Узреть друг друга в первый раз нам наконец судьба дала.

Вот он – недостижимый бог с гирляндой лотосов святых,
Вот я – в кругу моих подруг, крестьянских девушек простых.

О первый мимолетный взгляд – огнем он в душу мне проник!
О благосклонная судьба – счастливый час, счастливый миг!

 

Вот на этой тропе в тот весенний день

Вот на этой тропе в тот в сенний день он прошел, ясноглазый и темнотелый.
С той поры вдоль этой тропы мой взор вслед ему устремляется то и дело.
Растерялась я, грудь не успела прикрыть, заметалась душа моя, как в ловушке, -
Видел он обнаженные груди мои, и над этим смеялись потом подружки.

О скажи, – ты мне ближе из всех подруг, - где его отыскать, как увидеть снова?
Я отправлюсь в путь, чтоб опять взглянуть на лицо божества моего молодого.
Пусть живет он немыслимо далеко, пусть дорога к нему тяжела, опасна, -
Ради встречи с ним, бросив дом родной, хоть на край земли я идти согласна!

Много ль стоит прекрасная плоть моя, и стыдливость моя, и незрелый разум?
Много ль стоит безвестная жизнь моя рядом с этим лучистым живым алмазом?
О как стрелы безжалостны бога любви – дни идут, не приносят мне облегченья!
До сих пор я не знала тревог и забот, а теперь днем и ночью терплю мученья.

У тропы я стояла, когда он прошел, а за ним толпой устремились люди,
Но успел он искоса бросить взор на мнея – на мои обнаженные груди.
Раскален мой рассудок – вот-вот сгорит, переполнено сердце – вот-вот порвется,
Будто в ад провалилась стыдливость моя, будто в глубь пылающего колодца!

Мне бы Индру великого повстречать: я бы тысячу глаз его одолжила,
Мне бы Гаруду грозного отыскать: я бы крылья могучие попросила,
Чтоб взлететь, божество мое повидать –хоть на миг, тайком, затаив дыханье…
Ах, все мысли мои эта мысль сожгла, все желанья затмило это желанье!

Share this post


Link to post
Site Admin

Этой ночью в светлом сновиденье

Этой ночью в светлом сновиденье
он ко мне явился как живой, -
Тело от желанья содрогнулось,
в сердце вспыхнул трепет огневой.

Над лицом моим лицо склонил он,
с пылкой радостью к устам приник…
Пробудилась я, – и что случилось,
почему исчез он в тот же миг?..

Был мой сон чудесен, но обманчив –
до сих пор обида душу жжет:
Не смогла я счастьем насладиться –
слишком скоро наступил восход.

Как жасмин цветущий, я пылаю,
он шмелем летит на мой призыв
Но рассвет приносит боль утраты,
нас, влюбленных, снова разлучив.

Ах, недолго я была богатой –
ярких снов исчезло волшебство:
Горе мне, – алмаз бесценный выпал
из подола сари моего!

 

Порывистой была, – а стала вдруг спокойнее, задумчивей, ровнее

Порывистой была, – а стала вдруг
спокойнее, задумчивей, ровнее,
Чего-то ждет, скрывается от всех –
я не пойму, что происходит с нею. 

Приди, о Кришна, поспеши взглянуть:
открылась в ней пленительная сила,
Клянусь тебе, – с утра ее узрев,
я, как ошеломленная, застыла!

Дни детства робкого бежали прочь,
пришла победа юности горящей, -
Пусть даже в гнев красавица придет,
ее слова нектара будут слаще.

«Ступай отсюда! Место уступи! –
сказала юность, прогоняя детство, -
Ты столько лет впивало сладкий сок,
хочу и я отведать наконец-то!»

 

Чем больше чести и похвал

Чем больше чести и похвал,
тем меньше искренности в деле.
От Радхи я пришла – узнать
твои намеренья и цели.

Бросая взор по сторонам,
ты всех тревожишь да морочишь –
За ослепительным умом
свое лукавство спрятать хочешь.

О Кришна, Кришна, ты премудр,
а ведь нуждаются в совете
Лишь те, что потеряли путь
или неопытны, как дети.

Как золото распознают,
едва потрут о пробный камень,
Так по поступкам судим мы,
насколько жгуч любовный пламень.

И как цветочную пыльцу
по аромату различают,
Так и возникшую любовь
по блеску взоров замечают.

Share this post


Link to post
Site Admin

Сердце твое как цветок горящий

Подруга Радхи

Сердце твое как цветок горящий,а
речь душистого меда слаще,
К тебе я пришла, потому что верю,
что вправду мужчина ты настоящий.
Что ж медлишь ты? Всеблагое небо
тебе небывалое счастье прочит!
Найдется ль такая глупая дева,
что первая пламя обнять захочет?..

Кришна

Ступай, посланница, прочь отсюда,
где совесть твоя, не могу понять я!
Чужую жену ты мне предлагаешь –
иль нет у тебя почтенней занятья?
Известно: чтоб погубить мужчину,
все средства у женщины наготове,
Она пробуждает безумца Анангу
одним движеньем лукавой брови.
Сегодня надежду зажжет, а завтра
изменит своим обещаньям ложным,
Приблизясь к ней, даже самый смелый
становится слабым, смешным, ничтожным.
Ступай – и больше не смей являться,
давно я уловки женские знаю, -
Пускай она всех на земле красивей,
но стать посмешищем не желаю!..

 

Распустились цветы

Распустились цветы –
источают пьянящий хмель,
Но кругом – шипы,
подобраться не может шмель.

Смотрит, жаждой томясь,
на тебя, царица цветов,
Твой нектар медвяный
он пить без конца готов.

О прекрасная Малати –
сладости полный цветок,
Кружит шмель беспокойный,
ищет твой спелый сок.

Ты – как чаша с медом,
а он только медом живет,
И не стыдно ль тебе
лишь копить да беречь свой мед?

Так решайся скорей!
Ты понять наконец должна:
Если шмель умрет,
это будет твоя вина!

 

Из влажных лотосов устроив ложе

Из влажных лотосов устроив ложе,
его с трудом я погрузила в сон,
Но лотосы желтеют, увядают —
так с головы до ног он раскален.

Сандал его не лечит — распаляет,
луна подобна злейшему врагу,
И если средств целебных не отыщем,
за жизнь его ручаться не могу.

О Радха, сжалься: разлучась с тобою,
он сохнет и слабеет день за днем,
Тебя не видя, больше жить не хочет,
снедаемый мучительным огнем.

Врачи отчаялись, помочь не могут,
теперь не человек он — полутруп,
Одно лекарство есть, одно спасенье:
нектар твоих благоуханных губ.

Перевод С.Северцева

Share this post


Link to post
Site Admin

О любимица наша

Подруга

О любимица наша! В тебе нахожу
всех достоинств пленительное воплощенье:
Как весна, ты свежа, а твоя красота
вызывает недаром у всех восхищенье.
Так ужели творец оказался глупцом,
одиноким создав совершенство такое?
Неужели не смог сотворить для тебя
столь же редкостное воплощенье мужское?
Ты грустна, – но тебе я могла бы помочь,
ибо вижу: ты жаждешь в душе одного лишь!
Я скажу, как желанного можно достичь,
если быть до конца откровенной позволишь.

Радха

Говори! Ибо даже дурные слова
нам порою приносят не горе, а благо,
Все, что есть у тебя на душе, говори, -
но не жди от меня безрассудного шага.

Подруга

Я готова помочь, но встречайтесь тайком,
Пятистрелый отныне – ваш друг и защита,
Многих радостей нет у законной любви –
слаще милого тайно любить, чем открыто!

Радха

Замолчи! Этой вкрадчивой речью своей
ты горящую рану мою растравляешь!
Заставляешь отраву змеиную пить,
а для сладости сахар в нее добавляешь?

Подруга

Не сердись! Беспредельна, как море, любовь,
вот и можно о ней говорить бесконечно.
Ты ведь знаешь: к тебе ни одна из подруг
не привязана так глубоко и сердечно.
Коротка наша юность, – и счастливы те,
что успеют познать все ее наслажденья,
Наслажденья же юности – только в любви,
остальное – лишь вымыслы да наважденья.
Настоящий мужчина идет до конца –
он не бросит любимую на полдороге.
Превратится стыдливость в горячую страсть,
как в луну превращается месяц двурогий.

 

Есть и ярче красавицы

Есть и ярче красавицы –
много их в нашем краю,
Но в тебя он влюблен,
будто в душу вторую свою.
А теперь без тебя
он лишился покоя и сил, -
Камадэва страданьями
душу его поразил.
Слушай, слушай меня:
ты красива, стыдлива, чутка,
Торопись же, не медли –
весенняя ночь коротка.
Прелесть юного тела
под складками темных шелков
С лунным светом сравню
под покровом ночных облаков.
Так чего же ты ждешь?
О скажи, почему до сих пор
О нектаре твоем
лишь мечтает влюбленный чакор?

 

Тоскует юная жена, подобная царице пчел

Тоскует юная жена,
подобная царице пчёл:
«О боги! – сетует она. –
За что мой жребий так тяжел?
Когда вернется мой супруг,
в моих объятьях будет спать?
Ужель к другой стремится он
и где скитается опять?
Уж скоро год, как дом родной
в последний раз он навестил,
Чуть вспомнится его лицо –
лишаюсь я надежд и сил.
Сидел загадочен и хмур,
молчал, не поднимая глаз,
Был рядом, а казалось мне,
что море разделяет нас.
А груди спелые мои,
что стольких юношей влекли,
Решил тем временем ласкать
пришелец, сын чужой земли.
Не раз писала письма я
владыке – мужу своему,
Весь день, низая жемчуга,
ждала его в пустом дому,
Ткала узорчатую ткань,
плела гирлянды круглый год, -
Ужель неведомый чужак
теперь со смехом их порвет?
О добрый путник, ты идешь
в суровый путь, в далекий край,
Прошу, супругу моему
посланье это передай.
Любой ценой его найди
и пристыди, и урезонь,
И вот что с первых слов скажи:
любимая вошла в огонь!

Share this post


Link to post
Site Admin

Он – муж красавицы другой, и ты – жена другого

Он – муж красавицы другой,
и ты – жена другого,
А я – два берега, как мост,
соединить готова.
Все силы приложила я,
чтоб встреча состоялась,
Теперь, о лотос мой, судьбе
довериться осталось.
Готовясь к тайной встрече с ним,
себя укрась прилежно
И помни: колебанья, страх
нас губят неизбежно.
Ступай с надеждой, ведь тебе
вручила верный ключ я, -
Нет никого, кто б не желал
себе благополучья!

 

В час первого слиянья, первых ласк

В час первого слиянья, первых ласк
бог Камадэва голоден и жаден, -
Будь сдержан – второпях не раздави
сладчайшей из чудесных виноградин.
Не жадничай, стыдливой овладев,
смиряй свое мучительное пламя, -
Достойный лучше с голоду умрет,
чем станет есть обеими руками.
О Кришна! Ты, конечно, очень мудр
и должен знать не хуже, чем другие,
Как боязно слонихе молодой
почуять жезл погонщика впервые.
Она решилась встретиться с тобой
лишь после долгих просьб и увещаний,
Так постарайся милой угодить –
ей сразу станешь ближе и желанней.
Настойчиво к любви не принуждай,
так делают лишь грубые невежды,
Она нежна, – не рань ее души,
в порыве страсти не порви одежды.
С ней наслаждайся лишь до той поры,
пока твой натиск терпит благосклонно,
Но отступи, едва заметишь ты,
что смотрит недовольно, утомленно.
И за руки поспешно не хватай,
увидев, что уйти она готова, -
Так демон Раху, изрыгнув луну,
ее тотчас же не глотает снова.

 

Любовник несравненный он, полна и ты огнем

Любовник несравненный он, полна и ты огнем,
Пускай цветет жасмин любви пышнее с каждым днем.
Торговцы в город собрались на торжище любви,
Повыше цену им назначь – и не продешеви.
Сам Кришна – покупатель твой, и сделка неплоха,
Его невеждой не зови, приняв за пастуха.
В убытке будешь, не сердись: славнее славных он,
Среди пастушек у него шестнадцать тысяч жен.
И не смущайся, что тебя он выше в сотни раз:
Растелит ложе бог любви – и уравняет вас.

 

Сначала волосы укрась

Сначала волосы укрась
и знак на лбу поставь,
А после подведи глаза –
им живости добавь.

Явись к нему, до самых пят
закутанная в ткань,
А чтоб сильней возжаждал он,
чуть-чуть поодаль встань.

Сперва, душа моя, стыдись –
лишь искоса гляди,
И вспышками лукавых глаз
в нем пламя пробуди.

Наполовину грудь прикрой,
чтоб часть видна была,
Заботься, чтоб тесней твой стан
одежда облегла.

Нахмурься, – но потом на миг
и радость прояви,
Будь сдержанна, чтоб вновь и вновь
он ждал твоей любви.

Какой еще благой совет
тебе необходим?..
Сам бог любви да будет впредь
наставником твоим!

Share this post


Link to post
Site Admin

Дождливая ночь темна, холодна

Дождливая ночь темна, холодна,
и стройная ждет допоздна:
Ненастье и мрак да крики бродяг, -
как выйдет из дома она?
Дрожит она, ждет всю ночь напролет,
страшась этой первой любви.
О Кришна, приди, помоги, снизойди –
ей ласку и милость яви!
Ямуна бурлит – ей гибель сулит,
легко ли поток пересечь?
Приди же скорей, – ведь неведомы ей
безумства любовных встреч.
Глухим оставаться к тоскливой мольбе
не стыдно ли, мудрый, тебе?
Пчела разве ждет, что сладостный мед
навстречу ей сам потечет?

 

Ты мне это тяжкое дело

Ты мне это тяжкое дело
представила слишком простым!
Тропой, где колючки и змеи,
мы шли, чтобы встретиться с ним,
Шли долго, гроза бушевала,
и тьма застилала мой взор, -
Два рода старинных решилась
в ту ночь я обречь на позор.
Доверясь тебе, моя сводня,
тайком я из дому ушла, -
Мне смерть по сравненью с разлукой
казалась не так тяжела.
Что ныне скажу я, достигнув
десятой ступени любви?
Ты амриту мне предложила,
но яд заструился в крови.
О как ты бесстрашно, подруга,
чужое богатство крадешь,
Иду за тобой – и не знаю,
куда ты меня приведешь!

 

Жди, оставайся на ложе 

Жди, оставайся на ложе –
и не тревожься ничуть,
Брось эту детскую робость,
брось, недотрогой не будь!
Что ты лицо опустила,
будто в пугливой тоске?
Что ты в смущении чертишь
пальцем на влажном песке?
Видишь, красавица: вот он,
рядом – возлюбленный друг,
С ним ты впервые на ложе,
но побори свой испуг.
Будешь ты с первой же встречи
счастлива с милым вдвоем
Слейтесь душою и телом,
словно цветок со шмелем.
Прочь колебанья и страхи:
близится радость любви,
Друг твой пылает желаньем, -
сбрось же одежды свои!

Share this post


Link to post
Site Admin

Подружка моя, подружка!

Подружка моя, подружка!
Зачем мы пришли сюда?
Владыка могуч и грозен,
а я еще так молода.
Зачем ты меня покидаешь?
Безлюдно, темно кругом,
И как за железной дверью
осталась я с ним вдвоем.
Проснулся в нем жар любовный,
и взор стал горяч, тяжел,
Схватилась я за одежду, -
теперь мне конец пришел
«Нет-нет!» – я его умоляю,
и слезы текут ручьем,
Качаюсь, как тонкий стебель
качается под шмелем.
А тело от страха стынет,
и сердце дрожит в тоске,
Как трепетная росинка
у лотоса на лепестке.

 

Стыдливую к тебе я привела, а это стоило больших усилий

Стыдливую к тебе я привела,
а это стоило больших усилий, -
Будь бережливым, если хочешь ты,
чтоб наслажденье вы сполна вкусили.
Смотри, как терпелив мохнатый шмель:
сев на цветок, он не ломает стебля –
Не торопясь сосет душистый мед,
лишь осторожно лепестки колебля.
Так поступай и ты – понравься ей,
и если это вскоре удалось бы,
Придет опять – еще не раз придет,
и больше не потребуются просьбы.
Она, как ветка сириса, нежна,
будь нежен с ней, как подобает Кришне,
И следуй наставленью моему –
не проявляй поспешности излишней.
В час первой встречи не пугай ее,
не дай прорваться бешеному пылу, -
Пусть ваша страсть день ото дня растет,
как месяц в небе набирает силу.
Ей даже в шутку грубость не скажи –
то было б непростительной ошибкой!
Тогда без страха вновь она придет –
придет к тебе с доверчивой улыбкой.

 

Когда я шагнула к ложу, дыханье в груди затая

Когда я шагнула к ложу,
дыханье в груди затая,
В лицо горячо взглянул он,
душа замерла моя.
Почудилось на мгновенье:
весь мир кругом запестрел
От сонма богов, летящих
с пучками цветочных стрел.
Нет слов у меня, подруга,
чтоб я описать смогла
Безумства и наслажденья,
что с ним я пережила.
Не ведаю, что случилось:
не слушалось тело меня,
А он от восторга светился,
лицо надо мной склоня.
Пить мед моих губ он начал,
гирлянду мою сорвал,
Поспешно узлы распутал
цветных моих покрывал.
Над всею моею жизнью
он сети любви простер,
И страсть порвала границы
и вырвалась на простор.
Одежду с меня он сбросил,
пылая, шепча, смеясь,
И власть над собой теряя,
я дрогнула, я сдалась, -
Сдалась, разгораясь страстью,
счастливейшая из жен,
Не в силах ни дать согласья,
ни ставить ему препон.

Share this post


Link to post
Site Admin

Одежду сорвал он с меня, как змею

Одежду сорвал он с меня, как змею,
А с нею отбросил и робость мою.
Покровом моим стало тело его, -
Слились мы, пылая, в одно существо.
Я помню, на миг он лицо повернул,
Склонен надо мной, на светильник взглянул.
Казалось, пчела наклонилась – и мед
Из полураскрытого лотоса пьет.
Неведомы богу ни слабость, ни стыд:
Дай волю ему – обожжет, ослепит.
Как чатака – вестник весны и любви,
Он чувства скрывать не желает свои.
Припомню, как был он неистов тогда,
И жалкий мой разум горит от стыда.
От страстной тоски и сейчас я дрожу,
Ну что я об этом еще расскажу?

 

Лотос пламенный раскрывается

Лотос пламенный раскрывается –
с чем его красоту сравнить?
Что голодной пчеле желаннее,
чем нектар его сладкий пить?
На шарах твоих грудей – ссадины
от безумных моих ногтей,
А кукушка о том проведала
и смеется в тени ветвей.
О гневливая, о надменная,
обернись назад – посмотри:
Тьму полночную, тьму обманную
пьют лучи золотой зари.
О прекрасная, всех сокровищниц
драгоценней женская честь, -
Стыдно мне, что в казну алмазную
я дерзнул, будто вор, залезть.
И за этот грех наказал меня
бог, держащий пять жгучих стрел:
Выкрал душу мою влюбленную
и, как пленницей, завладел.

 

Ночь кончается

Ночь кончается…
Лотос уже приоткрылся слегка,
Закружилась пчела –
видно, милого ищет дружка.
Все тусклее светильник,
а даль – все ясней и красней,
Это всходит заря
и склоняется мрак перед ней.
Отпусти меня, Кришна, -
теперь я хочу отдыхать,
Будет бог благосклонен –
мы встретиться сможем опять.
Тот любовник умен,
что желанья возлюбленной чтит,
А иначе сердцам
неизбежный разлад предстоит.
Знает даже грабитель:
всему есть разумный предел.
Дай цветку отдохнуть –
насладиться ты вдоволь успел.

Share this post


Link to post
Site Admin

На грудях ее, недозрелых плодах, царапины от ногтей видны

На грудях ее – недозрелых плодах –
царапины от ногтей видны,
Весенним побегам подобны они,
обвившим две золотых луны.
А нежная то прикрывает их,
то прячет под шелком, скользящем с плеч.
Вот так бедняк, отыскавший клад,
его решает, как жизнь беречь.
О как молода, как пуглива она –
впервые любимому отдалась
И вот, вспоминая о ласках его,
пылает, и радуясь, и стыдясь.
От глаз наставников и родных
в укромном спрятавшись уголке,
Тайком она смотрится в самоцвет,
лежащий на нежной ее руке.
Украдкой склоняет над ним лицо
и губы разглядывает свои:
Следы от укусов горят на губах –
багряные, жгучие знаки любви.

 

О Мадхава, сердце твое невозможно понять

О Мадхава, сердце твое невозможно понять:
Чужой самоцвет ты решился в подарок принять.
А если дурное содеяла я, то прости, -
Решила я льва с молодою слонихой свести.
О Кришна премудрый, внемли этой пылкой мольбе:
Подругу мою не отринь, что стремится к тебе.
С тоскующих глаз ее стерлась густая сурьма,
Искусаны губы, – совсем она сходит с ума.
Следы от ногтей на крутых ее грудях видны,
Похожих на две восходящих над Шивой луны.
То дрогнет пугливо, то снова уйдет в забытье,
Безмолвны уста, но встревожены мысли ее, -
Боится, что муж возвратится, боится родни,
Боится людей злоязычных, – что скажут они?
О Мадхава, сжалься: полна я тревог и забот, -
Пускай мне на голову тяжкий позор не падет!

 

Сидит с распущенными волосами

Сидит с распущенными волосами,
склонив лицо, и с детскою улыбкой
Подносит руку к обнаженным грудям,
обмахивает их ладонью гибкой, 
Как будто поклоняющийся Кама
подносит лотос золотым святыням
И светлый лик Дарующего счастье
обмахивает веером павлиньим.
Клянусь тебе, благословенный Кришна:
сам бог любви настаивает страстно,
Чтоб ты вернулся, чтоб опять увидел,
как нежное лицо ее прекрасно.
Спадают с плеч лианы черных прядей,
как сотни струй Ямуны благодатной,
И словно волны животворной Ганга, -
цветы ее гирлянды ароматной.
И погрузясь в их трепетные струи,
она сейчас у неба всеблагого
Лишь об одном великом даре просит:
о Мадхава, тебя увидеть снова!

Share this post


Link to post
Site Admin

В ночь нашей первой близости любовной

«В ночь нашей первой близости любовной
боязни побороть я не могла.
Когда слились два наших жарких тела,
уже плыла предутренняя мгла.
Всех радостей любви я не познала, -
стыдливость, ты была моим врагом,
И лишь теперь – в порыве сожаленья –
томлюсь мечтой о друге дорогом.
Ах, если б эта пчелка золотая
к нему слетала с весточкой моей –
Передала, что нашей первой встречи
не позабыть мне до последних дней,
Не позабыть, как с ласкою усталой
он пряди кос моих перебирал,
И груди нежно гладил, и с улыбкой
моей гирляндой смятою играл.
Была б я сотней женщин –
все услады ему смогла бы сразу предложить,
Но я слаба в любовных ухищреньях –
чем страсть его сумею заслужить?
О как мне выразить, с каким смиреньем
за эту ночь его благодарю!
Хочу молитвенно сложить ладони,
когда в слезах об этом говорю.
Юна моя любовь: едва раскрылась,
а мной уже погублена почти, -
Ведь я молчала – даже на прощанье
ни слова не смогла произнести!..»
И над красавицей грустящей сжалясь,
так говорит Видьяпати – поэт:
«Не бойся: мудр твой молодой любовник,
продлится счастье ваше много лет!»

 

Весной любуясь радостно, давай пойдем туда

«Весной любуясь радостно, давай пойдем туда,
Где, улыбаясь, лилии раскрылись у пруда,
Где ясный месяц кажется серебряным шмелем,
Где так красиво полночью и так тенисто днем.
Там бродят девы юные, их взоры душу жгут,
Притворщицы надменные – свиданий тайных ждут.
А из кустов тем временем, следя их каждый шаг,
С пятью хмельными стрелами глядит лукавый враг!»
Вот так поэт Видьяпати описывает вам
Леса, где Радха с Кришною встречались по ночам.

 

О нежная, скрой поскорей лицо, нельзя, чтоб тебя узнали

О нежная, скрой поскорей лицо,
нельзя, чтоб тебя узнали:
Объявлено было по всей стране,
что с неба луну украли.
Всю ночь сегодня из дома в дом
с обыском ходят стражи,
Увидят, как светит твое лицо,
еще заподозрят в краже.
Послушай, красавица, мой совет:
набрось на лицо покрывало,
Желаю тебе, чтоб даже во сне
сердце тревог не знало.
Улыбку свою серебристую спрячь,
блистающую нектаром:
Торговец богатый заметит ее –
объявит своим товаром.
В устах приоткрытых зубы твои
заманчивей и лукавей,
Чем ряд переливчатых жемчугов
в киноварной оправе.

Share this post


Link to post
Site Admin

Прелестная купается

Прелестная купается. И кто бы
сейчас ни увидал ее украдкой,
Так и застынет, поражен мгновенно
стрелой любви, мучительной и сладкой.
О как она стройна и как стыдлива,
с волос вода струится, извиваясь,
Как будто плачет мрак тяжелых прядей,
луны лица прекрасного пугаясь.
Смотри, как шелк намокший повторяет
изгибы тела смугло-золотого, -
Искусен бог любви, таким соблазном
смутил бы и отшельника святого.
Волнуются встревоженные груди –
трепещут, будто две пугливых птицы,
Две диких птицы – красноклювых чаквы,
что через миг готовы в небо взвиться.
И словно в самом деле опасаясь,
что улетят они к родимой стае,
Испуганными, нежными руками,
красавица их держит молодая.

Тебя надеясь повстречать, он бродит при луне

Тебя надеясь повстречать,
он бродит при луне,
На ложе стонет и дрожит
в тоскливом полусне.
Куда с рассвета ни пойдет –
к ручью или холму,
Во встречной девушке любой
ты чудишься ему.
Полями, рощей ли густой,
селеньем ли идет –
Лишь одного с волненьем ждет:
когда тебя найдет?
Но нет тебя. И так сильна,
мучительна любовь,
Что наземь падает в тоске
несчастный вновь и вновь.
О Радха! Плодоносной стать
теперь твоей судьбе:
Пресветлый муж тебя узрел –
томится по тебе.
На так ли, редкостный цветок
из виду потеряв,
В тоске, в безумье кружит шмель
среди кустов и трав.
Пусть манго, джатаки, жасмин
привлечь его хотят,
Стал безразличен для него
их цвет и аромат.
Забыл о них влюбленный шмель,
нектара их не пьет,
Лишь тот единственный цветок
теперь его влечет.
Тебя узрев, к тебе одной
стремиться будет он, -
Чем очарован человек,
к тому и устремлен.
Так воду на краю горы
не сдержишь никогда –
Стремиться будет вниз и вниз
упрямая вода.

Лицо у нее прекрасно, а смех серебрист, певуч

Лицо у нее прекрасно,
а смех серебрист, певуч,
Как будто нектар душистый
луна струит из-за туч.
Взглянул я – и восхитился
весенней ее красой,
И царственною походкой,
и черной, как ночь, косой.
Сурьмой подведенные веки
изогнуты и чутки,
Как будто уселись пчелы
на нежные лепестки.
А стан, несравненно тонкий,
сломаться вот-вот готов
Под тяжестью спелых грудей –
тугих золотых плодов.
 

Share this post


Link to post
Site Admin

Деревьев тысячи в лесах, мильоны веток и лиан

Деревьев тысячи в лесах,
мильоны веток и лиан, -
Вот так и юных дев не счесть
из ближних и далеких стран. 
У каждого цветка – нектар,
на каждом из цветов – пчела,
И как бесчисленны цветы,
так ароматам нет числа.
Внемли, красавица моя,
от всей души скажу тебе:
О Радха, радуйся судьбе,
чудесной, редкостной судьбе, -
Тот, кто прекрасен и могуч,
кого мы Кришною зовем,
Ко всем красавицам остыл
и счастлив лишь с тобой вдвоем.
Когда пчела полюбит мед,
он и во сне ее влечет,
Пусть аромат – уже не тот,
а ей все дорог этот мед.
Когда поет и кружит шмель
над свежей розою своей,
Она дороже всех богатств
и всех чудес ему милей.
Вот так и он, любимый твой,
мечтает о тебе одной
И делит ложе лишь с тобой
в ночи, под колдовской лупой.
Ладони и в глубоком сне
к тебе протягивает он,
И, шепотом тебя назвав,
от счастья вздрагивает он.
Как часто, вдоволь насладясь,
к тебе он тянется опять,
Но ты ушла – тебя в лесу
уж не найти и не догнать.
Как он растерянно стоит,
как он беспомощно глядит, -
Не позволяет только стыд
ему расплакаться навзрыд!

 

Утопает широкое ложе в цветах

Утопает широкое ложе в цветах,
И светильник ярко горит впотьмах,
С благовоньем алоэ смешался запах сандала.
Здесь любовным играм уже не раз
Предавался ты с милою в сладкий час,
И от бога любви ей пришлось претерпеть немало.
Загляни, о Кришна, под этот укромный кров:
Приготовив ложе, томится она, не спит –
Жадно слушает, ждет приближенья твоих шагов,
В нетерпенье страстном забыла и страх и стыд.
Говорят, если честь у мужчины есть,
Услыхав от любимой желанную весть,
Как лесной пожар, он стремится к месту свиданья.
И в надежде увидеть вскоре тебя,
За порог она смотрит, томясь, любя,
Не смежает глаз, воспаленных от ожиданья.

 

Как меня ненасытно он любит всю ночь напролет

Как меня ненасытно
он любит всю ночь напролет:
Чаши грудей пугливых
руками горящими мнет,
Припадает к губам –
и нектар их глотает хмельной,
Будто нищий с жемчужиной,
жадно играет со мной.
О подруга, поверь:
говорю – и горю от стыда,
Я теперь поняла,
что в плену у него навсегда.
Ослабела одежда –
на землю готова упасть,
И над телом моим
я теряю последнюю власть.
Тщетно прячу лицо,
закрываю ладонями грудь, -
Обуздать ли грозу,
если молнию хочет метнуть?

Share this post


Link to post
Site Admin

Пойдем, красавица, пойдем

Подруга Радхи

Пойдем, красавица, пойдем, -
лицо атласной тканью
Прикрой, чтоб не дивилась ночь
нежданному сверканью.
И чтобы жаждущий чакор,
введенный в заблужденье,
В лицо не бросился тебе
в безумном опьяненье.
Молчи, красавица, молчи, -
не то тебя при встрече
Любой узнает и во тьме
по ароматной речи.
Твой сладкий запах ощутив,
шмели проснутся, пчелы –
Начнут над медом губ твоих
свой хоровод веселый!
Спеши, красавица, спеши, -
близка пора свиданья,
Взойдет луна, растает мрак
в огне ее блистанья.
Тогда, луною пробужден,
возьмет стрелок лукавый
Свой лук – и примется опять
за дерзкие забавы!..

Радха

Постой, подружка, подожди, -
душа полна сомнений,
Уж слишком опьянил меня
душистый лес весенний,
Уж слишком горячо люблю –
забыла все границы,
Не лучше ль будет в дом родной
скорее возвратиться?..

 

С утра шел дождь из тяжелой тучи

С утра шел дождь из тяжелой тучи,
и днем, как в полночь, было темно,
Почудилось мне, что ночь наступила
и с милым встретиться суждено.
В меня будто демон упрямый вселился:
к чему я стремилась – произошло,
Лишь темное облако нас от позора
в тот миг укрыло и сберегло.
Тебе рассказала бы все, но боюсь я,
что станешь, подруга, бранить меня, -
И впрямь был поступок мой безрассудней,
чем кража слона среди бела дня!
Но в этом не ты ли сама виновата,
что я потеряла и разум, и стыд, -
Да кто ж это встретиться в самый полдень
с возлюбленным тайным своим решит?
Ему ты сказала: «Не зря так жаждешь
душистым этим цветком владеть,
Кто дольше живет, тот и больше сможет
в любовных радостях преуспеть!..»
И эту лукавую речь услышав,
потупилась я, задрожав, застыдясь:
Впервые такое со мной случилось –
любви среди бела дня отдалась!

 

Он моей красотой восхищаться так пылко готов

Он моей красотой
восхищаться так пылко готов,
Что цветет мое тело
от этих восторженных слов.
А от слез этой радости,
как под весенним дождем,
Сколько свежих побегов
рождается в сердце моем!
Я властителя Матхуры
встретила ночью во сне.
И стыжусь, вспоминая
о ласках, приснившихся мне.
Край атласного сари
схватил он – меня удержал,
От волненья раздвинулись
складки цветных покрывал.
Я прикрыла верхи
моих грудей, огнем налитых,
Но ведь в лотосах робких
не спрятать холмов золотых!

Share this post


Link to post
Site Admin

Приветливо с друзьями говоря, а сплетниц и завистниц избегая

Приветливо с друзьями говоря,
а сплетниц и завистниц избегая,
Гирлянду из жасмина на себя
ты, веселясь, надела, дорогая.
Как были радостны твои шаги,
а взоры – и быстры, и вороваты,
Когда, подруг беспечных обманув,
средь бела дня к любовнику пошла ты.
Хоть и пугаюсь дерзости твоей,
но все равно хочу тебе помочь я, -
Любовным играм предаваться днем
куда приятней, чем встречаться ночью.
Ну что за радость, если все вокруг
темно и мрачно, как на дне колодца,
Душа дрожит от страха, словно вор,
когда он к дому ощупью крадется.
Жила бы ты на Ланке золотой,
пленила бы и Равану – злодея,
Так сколь счастливым должен быть герой,
такой подругой сладостной владея!

 

Черных прядей завеса лицо луноликой закрыла

Черных прядей завеса лицо луноликой закрыла,
Словно в тучах густых потонуло ночное светило.
С юной шеи свисают, качаясь, ряды ожерелий,
Будто сам Камадэва уселся, смеясь, на качели.
Догадалась подруга: на ложе, увитом цветами,
Захотелось любимому с ней поменяться местами.
И на бедра горячие сев молодому герою,
Начала наслаждаться красавица новой игрою.
На гирлянде ее – колокольчиков крохотных пенье
Славит бога любви, распаляет в душе нетерпенье.
На уста его смотрит она и целует их смело, -
Даже грозное сердце смягчают цветочные стрелы!

 

Уста обожженные стали черны

Уста обожженные стали черны –
сурьмы на темных глазах черней.
Глаза воспаленные стали красны –
зари на нежных устах красней.
Я так ей сказала: «Не прячь лица
под складками шелковых покрывал!
Смешные уловки, – мне ли не знать,
кто ночью тебя ласкал-целовал!..»
О Мадхава, лишь об одном прошу:
к любимой своей поскорей вернись –
В укромное место, где так горячо
любви этой ночью вы предались.
Ну что же еще я могла бы о ней –
о счастье ее небывалом сказать?
Во всем нашем Гокуле наверняка
такой счастливицы не сыскать!
Наверно, не счесть любовных затей,
которыми ты наслаждался с ней:
Не стерлась еще на груди твоей
багряная краска с ее ступней.

Share this post


Link to post
Site Admin

Не пойду на свиданье – любовь потеряю

Не пойду на свиданье – любовь потеряю,
а пойду – потеряю семью!
И в тревоге мечусь, как слониха в трясине,
проклиная беспечность мою.
Я несчастная женщина, я заблудилась,
изнываю от горькой тоски,
Замираю – подобно пугливой косуле
у тропы, где таятся стрелки.
Как в насмешку, луна, будто злая врагиня,
поднялась у меня на пути,
Небеса залила серебристым сверканьем –
не дает мне украдкой пройти.
Я отправилась в путь, на свиданье надеясь,
темнота мне хотела помочь,
Бог любви в эту ночь нам сулил единенье,
но пришла полнолунная ночь.
Прочь, луна! Для чего ты висишь в поднебесье,
золотой соблазнительный плод?
Кто тебя уберет с этой тайной тропинки,
что в объятия Кришны ведет?

 

Из объятий ее выпускать не спеши

Из объятий ее выпускать не спеши,
повредить это нежное тело не бойся:
Хоть и гнется цветок под тяжелым шмелем,
все равно не сломается, не беспокойся.
И не слушай молений пугливых ее,
и не верь, если шепчет: «Не надо, не надо!..»
А иначе скорее наступит рассвет,
чем добыта желанная будет награда.
Пусть измучатся губы – целуй без конца,
в ней ответные волны любви пробуждая.
Как чудесно, когда разгорается страсть
постепенно, как в небе луна молодая!

 

Ты любуешься утром жизни

Ты любуешься утром жизни –
золотыми ее годами,
Ты гордишься высокой грудью –
наливными ее плодами.
И любой из юношей пылких
оценил бы их вкус и спелость,
Если б ты от всех не таилась,
поборола свою несмелость.
О красавица, со вниманьем
эти выслушай наставленья:
Минет молодость – не вернется,
нам оставит лишь сожаленья.
Я ведь тоже была красивой,
я ведь тоже была моложе,
Ожиданья, мечты, надежды
и меня волновали тоже.
Знай, красавица: счастье длится,
прелесть юности не скудеет,
Лишь покуда ее богатством
повелитель любви владеет.
Но пройдут молодые годы,
в волоса закрадется проседь, -
Поспешит тебя Камадэва
ради новых красавиц бросить.
Говорит Видьяпати мудрый:
взять красавиц хоть тысяч десять –
Красоту твоих спелых грудей
их красой не уравновесить.
Но пройдут года – и увянешь,
постареют твои подружки,-
Станет жизнь пустой и никчемной,
как слова болтливой пастушки.

Share this post


Link to post
Site Admin

Над цветущими рощами зовы кукушек слышны

Радха

Над цветущими рощами зовы кукушек слышны,
Всюду пчелы гудят – это сладкие звуки весны.
Услыхав эти звуки, почуяв лесной аромат,
От весенней тревоги слоны в отдаленье трубят.
Что же ты помрачнел? И не стыдно тебе, что душой
От меня устремился ты в край отдаленный, чужой?
Ах, наверно, недаром луна из-за рощи взошла, -
Скольким женам покинутым гибель она принесла!..

Кришна

Не сердись, о красавица, несправедлив твой упрек,
Разве время сейчас для печалей, сомнений, тревог?
Ты – прекрасна, свежа, а весенняя ночь хороша,
Так зачем беспричинной тоскою томится душа?
Ты, как лотос, нежна, что от бури еще не страдал,
Ароматом тебя овевают жасмин и сандал,
И от них твое тело становится лишь горячей –
Даже бусы из перлов нагрелись на шее твоей.
Я осыпал цветами твое изголовье и грудь,
Ты устало смежила глаза, но не можешь уснуть.
Растрепалась прическа, измяты одежды твои, -
Помни Говинду, помни мгновения нашей любви!

 

Крепки его объятия, неутомим мой милый

«Крепки его объятия, неутомим мой милый, -
Лиану ветви мощные сжимают с грозной силой.
Измучилась я, жалуюсь, меня к дремоте клонит,
А он коня любовного все беспощадней гонит.
Как пчелы наслаждаются, нектаром упиваясь,
Уста мои горящие он пьет, не отрываясь.
Полны цветов бесчисленных и роща, и долина,
Но жаждет шмель неистовый лишь моего жасмина!..»
Вот так поэт Видьяпати ведет рассказ правдивый
Об играх Кришны пылкого с возлюбленной счастливой.

 

Слова его страстные слаще нектара

Слова его страстные слаще нектара сочтя,
Поверив, что милый доверчив и добр, как дитя,
Решив, что созвездия благоприятны для нас,
На место свиданья пришла я в полуночный час.
Нет слов и нет сил рассказать, что случилось потом,
Тебе лишь одной я согласна признаться во всем:
Когда я разделась, когда он светильник задул,
Зевнул мой любимый – и через мгновенье уснул.
Ужели, подруга, так быстро угас его пыл –
За что он меня равнодушьем своим оскорбил?
И как мое сердце, гудя, будто вспыльчивый гром,
Еще не порвалось, пронзенное жгучим стыдом?
Разжечь для любви не смогла я мое божество,
Дразнящими пальцами тщетно ласкала его, -
Глаза он ладонью прикрыл и забылся опять,
А я рассердилась – не стала его пробуждать.

Share this post


Link to post
Site Admin

Пока с тобой говорит любовник

Пока с тобой говорит любовник
с улыбкой приветливой и сердечной,
Полны вы и нежности, и доверья,
и страсти, и радости бесконечной.
А если речь любовника станет
холодной, резкой, нетерпеливой,
Исчезнет нежность, умрет доверье,
и больше не ждите любви счастливой.
Но что сказать о тебе и Кришне?
За вами я с первых дней наблюдала:
Поистине случай ваш необычен –
такой я ни разу любви не видала!
Ведь Кришну, как душу свою вторую,
ты любишь пылко, глубоко, верно,
Зачем же с ним говоришь так дерзко,
зачем так держишься высокомерно?
Любимому сердцу ты боль причиняешь, -
что, кроме любви, эту боль излечит?
И кто устоит перед нежной властью
певучей, ласковой женской речи?
Пойми, до беды доведет упрямство, -
давно я об этом предупреждаю.
Что стоит два ласковых слова молвить,
их нежной улыбкой сопровождая?
Зачем, своего властелина встречая,
становишься ты холодней, надменней,
Не угождаешь его желаньям,
не даришь пламенных наслаждений?
А если узнают недобрые люди
о том, что стало с вашей любовью?
Подумай, милая, сколько пищи
ты дашь их радостному злословью!

 

Чем больше воду черпаешь, тем чище водоем

Чем больше воду черпаешь, тем чище водоем,
Чем благородней юноша, тем слаще быть вдвоем.
Ноет кукушка сладостно, найдя тенистый лес,
Кричит лягушка радостно, почуяв дождь с небес.
Не хмурься же, красавица, с утра до темноты, -
Пора понять: в случившемся сама виновна ты.
Полгода, год ли тянется счастливая любовь,
Мужчина будет требовать объятий вновь и вновь.
Придя на встречу тайную полночную порой,
Не сможешь ты отделаться лишь милой болтовней.
Вот мой совет, душа моя: довольно хмурой быть,
Раскрой объятья Мадхаве – и страсть его насыть.

 

Послушай, Радха, я скажу правдиво

Послушай, Радха, я скажу
правдиво, откровенно:
Ты с другом слишком холодна,
сурова и надменна.
За что ты мучаешь его?
А он, томясь любовью,
Всю ночь печальное чело
не клонит к изголовью.
Не притворяйся! Разве ты
познала, сколько муки
Ему доставят эти дни
размолвки и разлуки?
Страдает Кришна без тебя,
тоскует, изнывает –
Мечтает о тебе одной,
к тебе одной взывает.
Едва тебя хоть что-нибудь
ему на миг напомнит,
Страданий жгучая роса
глаза его наполнит.
Весь день бесцельно бродит он –
и даже не стыдится,
Когда, глазея и смеясь,
народ кругом толпится.
Носить гирлянду перестал,
нечесан, мрачен ходит,
Несчастный, о тебе одной
со всеми речь заводит.

Share this post


Link to post
Site Admin

Луна в небесах красуется

Луна в небесах красуется,
усыпан звездами свод,
Лучистое солнце над рощами
у всех на глазах встает.
Шумеру – гора из золота –
не сдвинется ни на пядь.
Но кто мне сумеет что-нибудь
из этих чудес достать?
Ах, если и малой звездочки
похитить с небес нельзя,
Не смей попадаться, Мадхава,
отныне мне на глаза.
Что толку взирать восторженно
на сто плодов золотых,
Когда ни взять, ни попробовать
нельзя ни один из них?
И много ль получишь радости,
услышав рассказ о том,
Кто море ладонью вычерпал
и выпил одним глотком;
Кто всех – и богов, и демонов –
сумел в бою победить,
Кто может па морю бурному,
как по земле, ходить?..
Но ловок язык у сводницы –
хвалить свой товар горазд:
Ловкачка дороже яхонта
булыжник простой продаст!

 

С ним на ковер цветов ты не легла покорно

С ним на ковер цветов ты не легла покорно,
А как легла, так стала слезы лить, -
Той, что ведет себя так непослушно, вздорно,
К лицу ли друга милого бранить?
Ах, Радха, честной будь – признай себя виновной,
Поток любви течь не заставишь вспять.
Не ест, не пьет твой друг, томясь тоской любовной,
Да и тебя совсем нельзя узнать!
На каждый мой совет ты возражаешь злобно,
А ведь не знаешь многих тайн любви, -
Так выслушай меня, коль слушать ты способна:
Вернется милый – только позови.
Устрою встречу вам, а ты сдержи свой норов,
Но и подать надежду не спеши:
Лишь после пылких просьб и долгих уговоров
Ему в ответ хоть что-нибудь скажи.
Два, три, четыре дня – и то, что еле тлеет,
С былою силой разгорится вновь.
Знай: только та мудра, что до конца сумеет
Сберечь святыню – первую любовь.

 

Пылала все ярче любовь

Пылала все ярче любовь –
и вдруг ее сладость ушла,
Сурьма растворилась в слезах,
с ресниц по щеке потекла.
Безжизненно тело мое –
владеют им боль и тоска.
Я вижу: бывает любовь,
как тыква гнилая, горька.
Не спрашивай, как я могла
в объятья чужому попасть:
Случайно я встретилась с ним,
случайно зажглась эта страсть.
Боюсь я, что тайна моя
вот-вот приоткрыться должна,
И жжет меня совесть, болит,
как будто типом пронзена.
Кукушка в лесу запоет –
и вновь я в тоске и огне…
О Хари, зачем все сильней
костер распаляешь во мне?

Share this post


Link to post
Site Admin

Хочу коснуться губ ее губами

Хочу коснуться губ ее губами –
она склоняет вниз свое лицо,
Хочу обнять прельстительное тело –
она ломает рук моих кольцо.
Спешит плотнее запахнуть одежду,
как будто заподозрила обман,
А у самой от затаенной страсти
трепещут бедра, вздрагивает стан.
Она двумя ладонями прикрыла
бутоны грудей, словно от беды,
Прижав с такою силой, что краснеют
их нежные, упругие плоды.
И как бы ни был ловок и настойчив,
лукав и смел любовник молодой,
Легко ли побороть ее стыдливость –
упиться вновь любовною игрой?
Хочу на гладкой коже этих грудей
оставить я следы моих ногтей,
Но выгибается, как юный месяц,
сердитая дуга ее бровей.
Гляжу в лицо ей жадно и упрямо,
а сердце хочет горячо просить:
«Не надо больше в облаках одежды
блистанье красоты своей таить!»

 

Незрячий, прежде чем шагнуть

Незрячий, прежде чем шагнуть,
нащупывает путь,
А я о том, что ждет меня,
не думала ничуть.
И вот плоды: мою любовь
не больше ценишь ты
Чем старый глиняный кувшин,
заброшенный в кусты.
Я верила, что страсть твоя
не ведает конца,
Что вечен будет наш союз,
связующий сердца.
О Кришна, место я нашла
для наших тайных встреч,
Но тайну эту, милый друг,
ты не сумел сберечь.
Зачем беседы обо мне
ты с каждым встречным вел?
Теперь и до дурных людей,
наверно, слух дошел.
Боюсь, опасная игра
не кончится добром, -
Ах, звонче злые языки,
чем барабанный гром!

 

Чистый сахар сперва в молоке растворили святом

Чистый сахар сперва в молоке растворили святом
И с чистейшею амритой перемешали потом, -
Так был создан твой лик. Но скажи: почему, почему
Струи влаги соленой стекают теперь по нему?
Что с тобой, о подруга? Ужели мой жребий таков,
Что поверишь бессовестным выдумкам клеветников?
Пусть мы в разных телах обитаем – не наша вина,
Но душа у тебя и меня оказалась одна!
Даже если ты в гневе – посланье суровое шлешь,
Резких слов не пиши, лучше сразу письмо уничтожь.
Что сказать? Твоему только лику подобен твой лик!
Разве есть на луне этой влаги соленой родник?
Как он блещет, когда ты бросаешь разгневанный взор,
Ни пред кем ты не ведаешь страха – от моря до гор.
На луне были пятна оставлены лишь для того,
Чтоб ее отличать от блистанья лица твоего!

Share this post


Link to post
Site Admin

В селенье родичей полно, да и дурных людей

«В селенье родичей полно, да и дурных людей,
Уж за полночь, – пока темно, расстанемся скорей.
Домой вернуться я спешу – пусти меня, оставь,
Ведь мне Ямуну пересечь еще придется вплавь.
Ты будешь страстно ждать меня на этом берегу,
А на другом – родной семьи позором стать могу.
Но верю: истинно любить способен только тот,
Кто ради радости любви все горести снесет.
О Мадхава! Ослабь кольцо своих могучих рук,
Не то, вернувшись, обо всем узнает мой супруг.
О стыд и горе, ссоры с ним тогда не избежать,
Да и посмешищем боюсь в глазах соседей стать.
Ты добр, ты просьбою моей не смеешь пренебречь –
Не только честь мою спасти, но и свою сберечь.
Не надо мрачным быть таким, сердиться, упрекать,
Пусть расставаться тяжело – мы встретимся опять.
Для многих юношей и дев пришла пора весны, -
И много молодых мужчин в красавиц влюблены.
Но тот, кто мудр и прозорлив, сумеет разглядеть,
Где золото, где серебро, а где простая медь!» -
Так луноликая река – и торопливо прочь пошла.

 

На ложе средь лотосов нежных уснул он в тоске и печали

На ложе средь лотосов нежных
уснул он в тоске и печали.
И было дыханье так знойно,
что лотосы тотчас увяли.

Сандал, приносящий прохладу
и пахнущий тонко и пряно,
влюбленному был не в отраду,
коль сердце — открытая рана.

Послушай, жестокая Радха,
не вынесет, бедный, разлуки.
Он в жалкую тень превратился —
так тяжки любовные муки.

Бессильными лекари были,
признали свое пораженье.
Лишь амрита губ твоих нежных
ему принесет исцеленье.

Перевод Г. Ашкенадзи

 

Лжецов и хитрецов не счесть

Лжецов и хитрецов не счесть,
однако видеть мы привыкли,
Что люди верят злым речам,
пока в их суть еще не вникли.
Должны мы в жизни поступать,
как разум нам повелевает, -
Когда светильник не горит,
во тьме жилище пребывает.
О Радха, будь нежнее с ним,
учтивостью его порадуй,
Оплошность каждую твою
заметит сразу он с досадой.
О мудрый Мадхава, взгляни:
она умна, чиста, прекрасна,
А если хмурится порой,
стерпи и не гневись напрасно.
Не забывай, встречаясь с ней,
любви старинные законы, -
Что пользы подкосить росток,
едва-едва на свет рожденный?

Share this post


Link to post
Site Admin

С той поры, как на тайную встречу тебя привела я

С той поры, как на тайную встречу тебя привела я,
Стала вчетверо ярче твоя красота молодая.
Но, узнав, как любовный союз ненадежен и хрупок,
Ты теперь сгоряча проклинать начала свой поступок?
Слушай, Радха моя, – на тебя удивляюсь я, право:
Не стыдишься ничуть своего ты несносного нрава.
Если зеркала нет, чтоб узреть себя в истинном свете,
На глаза свои глянь, отраженные в гладком браслете.
Переменчив мужчина: едва утолясь наслажденьем,
Устремиться готов он по всем десяти направленьям.
Брось надежду свою, что тебя в заблуждение вводит,
Как бы путник ни жаждал, колодец к нему не приходит.
Если первою явишься, слишком не будешь гордиться,
Честь и слава тебе, новой встречею вам насладиться.
Если ж ныне прослыть добродетельней всех захотела,
Чем ты сможешь отныне порадовать душу и тело?

 

Чем больше в тигле раскаляешь золото

Чем больше в тигле раскаляешь золото,
тем блеск его и ярче и светлей.
Чем вспыльчивей становится возлюбленный,
тем страсть его и жарче и смелей.
Не гневайся, не мучь себя, красавица,
к чему упреки горькие твои?
Что сгоряча тебе ни говорил бы он,
в душе обиды жгучей не таи.
Иль никогда он не бывал беспомощным,
иль не поклялся вечно быть твоим?
Ведь он – не дух бесплотный, не видение,
не змей, что сыт лишь воздухом одним.

 

Поблекшие щеки я локонами убрала

Поблекшие щеки я локонами убрала,
Набрякшие веки густою сурьмой подвела.
В прическе цветы, но цветами не скрыть седины,
Увы, на страдалице все украшенья смешны.
Где юность моя – улетела в какие Края?
С тоскою гляжу, как весна увядает моя.
Вчера еще пышные груди обвисли мои,
И плечи поникли и горестны мысли мои.
Я сломанный лотос, я сохну, тускнеет мой лик,
Безумец Ананга меня словно буря, настиг.

Share this post


Link to post
Site Admin

Можно ль пламенем сжечь ненавистную глубь океана?

Можно ль пламенем сжечь
ненавистную глубь океана,
Где луна обитает –
источник тоски и обмана?
Бог любви никогда
не желает ни медлить, ни ждать, -
И не верьте тому,
кто иное бы стал утверждать.
Лишь глупцы говорят,
что красавица с милым в разлуке
Продолжает цвести,
а не сохнет от горя и муки.
Бог настал, вот истек
нашей встречи условленный срок, -
Как случилось, что милый
сдержать обещанье не смог?
Путь к мужчине тернист, -
но ведь тысячи женщин согласны
В жертву жизнь принести
ради этой тропинки опасной.
Будто птицы чакоры,
что ждут появленья луны,
На дорогу недвижно
глаза мои устремлены.
Скоро ль милый вернется?
Молчу я в тоске неотступной,
Только падают слезы
росою прозрачной и крупной.
С опустелой тропы
не свожу я измученных глаз:
Позабыл мой любимый
свиданья назначенный час!

 

Творец – искуснейший гончар, дивлюсь я на его дела

Творец – искуснейший гончар,
дивлюсь я на его дела:
Две хрупких чаши сделал он
из драгоценного стекла.
Придал им форму двух плодов,
упругих, соком налитых,
И эти чаши из стекла
вложил в две чаши золотых.
Нет слов, чтоб описать красу
ее пленительной груди,
А если ты не веришь мне,
к ней сам приди и погляди.
Глаза, как лотсы, цветут,
но с каждым днем бледней она,
Как будто на ее лице
печаль луны отражена.
На заблудившуюся лань
тревожный взор ее похож:
Весь день глядит она в тоске
на путь, которым ты придешь.

 

О помоги, почтенный странник, мне

О помоги, почтенный странник, мне:
возлюбленный сейчас в краях далеких,
Быть может, веселится день и ночь
в кругу других красавиц чернооких.
Я упрекать не стану – лишь бы к нам
вернулся он здоровым, невредимым,
Но он с собою жизнь мою унес –
погибну я, разлучена с любимым!
О добрый странник, об одном молю:
найди его – вручи мое посланье,
Скажи: проходит молодость моя
в тоске, в слезах, в бесплодном ожиданье.
И если вскоре не вернется он,
счастливых дней я больше ждать не стану:
Прочь прогоню владычицу-весну,
от горьких мук безвременно увяну!
Скажи ему: не вечно длится жизнь,
скудеет пламя в каждом человеке,
Недолго ждать и нам, – настанет час,
когда уже не встретимся вовеки.
Скажи: не пробуй время удержать –
не остановишь ты воды бегучей,
А ведь любовь, как дар, теряет смысл,
когда упущен подходящий случай.
А если самого себя понять
не может он – пусть к мудрым обратится.
О помоги, почтенный странник, мне –
клянусь я за тебя всю жизнь молиться!

Share this post


Link to post
Site Admin

Не изнуряй себя тоской, не мучься беспричинно

Не изнуряй себя тоской,
не мучься беспричинно, -
Шмель все равно не проживет
без нежного жасмина.
Не говори: всему конец,
любовь мертвее пепла, -
Довольно встречи хоть одной,
чтоб снова страсть окрепла.
О Радха, веры не теряй,
лишь наберись терпенья:
К тебе вернется милый твой,
вернется, нет сомненья.
Несносны злые языки –
глумятся над любовью,
Но не гневись: недолго жить
их жалкому злословью.
А речь правдивая тверда –
с людьми живет веками:
Что в камень врезано резцом,
нельзя стереть руками.

 

То в жар ее мучительный бросает, то снова лихорадит и знобит.

То в жар ее мучительный бросает,
то снова лихорадит и знобит.
Как быть? Какое снадобье назначить?
Посмотришь на нее – душа скорбит.
Ей в тягость ожерелья и браслеты,
и в волосы не вплетены цветы,
Лишь телом золотым она владеет –
бесценным воплощеньем красоты.
Она шепнула мне: «Скажи, подруга,
скажи скорей, мне нужно точно знать:
О чем достойной женщине не стыдно
любимому в посланье написать?..»
Что ей скажу, когда не отличает
от голода сандала – жар огня?
Весь день в тоске взирает на дорогу,
всю ночь не спит, судьбу свою кляня.
Ее лицо красу луны затмило,
вот и сердита на нее лупа.
Ах, наша Радха бедная, – кто знает,
какая боль еще ей суждена?
Ко мне она с рыданьями склонилась,
и голос был прерывистым от слез,
И в девять слов посланье начертала,
чтоб странник в дальний край его унес.
Лишь девять слов она послала Кришне,
но в них вложила всю тоску свою,
А что написано в ее посланье –
о том в другое время вам спою.

 

Попадись мне творец, я б связала его

Попадись мне творец, я б связала его
и в колодец глубокий столкнула с досады!
Если женщину он красотой наделил,
дать в придачу и мужа достойного надо.
Стала юность врагиней смертельной моей,
стало тяжкой обузой прекрасное тело, -
Пусть кому-то желанна моя красота,
а меня она, видно, сгубить захотела.
Ах, подруга, не спрашивай, как я живу, -
не торопится милый ко мне возвратиться.
Чует сердце мое: в чужедальнем краю
он сегодня другою пленен чаровницей.

Share this post


Link to post
Site Admin

На этом ложе каждый день рассыпаны цветы

На этом ложе каждый день рассыпаны цветы, -
Ждет нежноликая твоя: вот-вот вернешься ты.
Где ты проводишь дни весны, сказать я не берусь,
А люди спрашивать начнут – им отвечать стыжусь.
О Кришна, светлую судьбу не должно омрачать!
На ложе вянут лепестки – ты не пришел опять.
Под райской сенью провела дни юности она,
Под ядовитым древом шить теперь принуждена.
Давно ль весенний ветерок ей радости дарил?
Теперь его душистый вздох ее лишает сил.
А зов кукушки долетит из ближнего леска –
И разрывают сердце ой тревога и тоска.

 

Поутру со всех лесных опушек долетают голоса кукушек

Поутру со всех лесных опушек
долетают голоса кукушек,
Так и вьются, обезумев, пчелы,
не смолкает кваканье лягушек.
Кроны манго зелень обновили
и покрылись свежими цветами,
Будто их бесчисленные руки
машут ярко-белыми флажками.
Если в сердце спрятано богатство,
кто о красоте его узнает?
Бог любви, бездельник и бродяга,
гордость дев надменных разбивает
Что тебе скажу, моя подруга?
В сердце – будто горькая утрата.
Наказать меня задумал Кама,
а ведь я ни в чем не виновата.
Пять душистых стрел своих достал он,
наложил на тетиву тугую, -
Знаю: не убьет меня, но в сердце
боль тоски еще острей почую.
Кто назвал весенний южный ветер
приносящим счастье и удачу?
Убедилась я в его коварстве, -
чуть повеет, то смеюсь, то плачу.
Ветки он цветущие качает,
и пыльца взлетает, словно пламя,
Чтобы мучить девушек влюбленных,
разлученных с милыми дружками

 

Обещал мой любимый, что ночью весенней возвратится знакомой тропой

Обещал мой любимый, что ночью весенней
возвратится знакомой тропой,
Обещал, что опять будет ночь наслаждений,
обещал – и простился со мной.
Дни весны наступили, – высоко и звонко
распевает кукушка в лесу.
Где же друг дорогой? Нарушать обещанье
благородным мужам не к лицу.
Вот и час наступил, – не явился желанный,
да куда же он мог запропасть?
Вот и срок миновал, – до сих пор утоленья
не нашла моя тайная страсть.
Для меня будто с запада солнце восходит…
Блеск луны заливает мой сад…
О как манго цветет! О как жадно и сладко
под деревьями пчелы жужжат!

Share this post


Link to post
Site Admin

Власть любви – я забыла о ней в простодушье своем

«Власть любви – я забыла
о ней в простодушье своем:
Мне казалось, с любимым
останусь навеки вдвоем.
А любимый ушел –
и не знаю, на много ли дней,
Но живет в моем сердце,
и сердце болит все сильней.
Он ушел так нежданно –
ушел, не сказав ничего,
А ведь душу отдать
я готова была за него!
Я понять не могла,
я звала, умоляла – вернись!
Он ушел, о подруга, -
и дни моих мук начались.
Посмотри: моя жизнь
безнадежно тускла и грустна,
Как светильник без масла,
мерцает и гаснет она!..»
А подруга в ответ:
«О мой лотос, не надо страдать,-
Кто тобой восторгался,
к тебе возвратится опять!»

 

Струятся слезы из померкших глаз

Струятся слезы из померкших глаз –
текут, текут прозрачною рекою,
И на краю печальной той реки
лежит она, сраженная тоскою.
Так мысли перепутались ее,
что явь от снов уже не отличает
Ее мы вопрошаем об одном –
она совсем иное отвечает.
О Мадхава, – поссорившись с тобой,
она горит и сохнет от страданья,
Похожа сделалась на лунный серп
за три-четыре дня до угасанья.
Одни подруги равнодушно ждут,
когда ее терзанье прекратится,
Другие, увидав ее в слезах,
готовы головой о землю биться.
Не жить ей без тебя, – и сообща
решили мы: ты должен знать об этом,
Но я вечерней тьмы не дождалась
и прибежала за твоим ответом!» -
Так лучшая из молодых подруг
ему, дрожа, шептала еле слышно,
И, лук охотничий держа в руках,
взволнованно внимал могучий Кришна.
Зажглась, воскресла прежняя любовь,
и, уступая жаркому желанью,
Легко и радостно шагнул герой,
спеша навстречу новому свиданью.

 

Я сидела, плела гирлянду

Я сидела, плела гирлянду, я сидела совсем одна, 
Соскользнула с плеча одежда – грудь дремала, обнажена.
Оглянулась, – стоит у входа милый друг, долгожданный друг, 
Не успела прикрыть я груди – складки сари ослабли вдруг. 
Как вошел он, взглянул, подруга, – я от счастья лишилась сил, 
Хорошо еще, что любимый поддержать мою честь решил, – 
Потому что уж слишком явной страсть моя в этот миг была, 
Обуздать запылавшее тело я пыталась – и не могла. 
Груди чуткие содрогались – их ладонями сжала я, 
И мучительно изгибалась распаленная плоть моя. 
Будто слились в одно желанье все желания, все мечты, 
Будто вдруг на иссохших ветках запылали огнем цветы!

Share this post


Link to post
Site Admin

Сандаловую мазь достав

Сандаловую мазь достав,
что снега холодней и чище,
Все тело я растерла ей,
увядшее без сна и пищи. 
Весь день пытаюсь я помочь,
а ей становится все хуже,
Ведь злой недуг ее – внутри,
а мазь целебная – снаружи.
О Кришна, выслушай меня:
ужель в беде ее оставишь?
Вернись, к страдалице явись,
ее спасешь – себя прославишь!
Отчаясь вновь тебя узреть,
изверясь в долгожданной встрече,
Она в беспамятстве лежит –
лишилась разума и речи,
Уже до горла поднялась
ее душа, – спеши помочь ей!
Спеши!.. Светильник золотой
погаснуть может этой ночью.

 

Из глаз роса струится непрерывно

Из глаз роса струится непрерывно,
ей щеки ручейками бороздя, -
А кто остаться может равнодушным
при виде капель первого дождя?
Над грудями лицо ее склонилось,
как над горами – бледная луна,
Когда, страшась прожорливого Раху,
за край Шумеру прячется она.
Что расскажу о дорогой подруге –
о той, что всех счастливее была,
Смогу ли описать вам состоянье,
в каком ее сегодня я нашла?
О как внезапно все преобразилось,
едва пришла весенняя пора:
В яд превратился аромат сандала,
прохладный ветер – в языки костра.
Весной луна пылает жарче солнца,
весною гибнут тысячи сердец,
Когда втроем луна, сандал и ветер
решают одурманить их вконец.
От мук, что насылает Камадэва,
нет снадобий – недуг неизлечим:
Не в силах Радха больше ни мгновенья
прожить в разлуке с другом дорогим.
И если б даже амриту святую
из рук богов сейчас она пила,
Ей без тебя, неотразимый Кришна,
жизнь все равно была бы не мила!

 

Дорожит своим словом мужчина

Дорожит своим словом мужчина,
как женщина – честью,
Почему ж от тебя так давно
не приходят известья?
Если друг на чужбине –
и весточки даже не шлет,
Чем подруга утешится
в этот безрадостный год?
Где ты, Кришна? Все чаще
посланья она отправляет:
Обещанье сдержать –
возвратиться скорей умоляет.
Манго в роще цветет,
и кукушка немолчно поет,
И все громче жужжание пчел,
собирающих мед.
Как же ей пережить
эти ночи тревоги весенней, -
Без тебя она с жизнью
расстанется, нет ей спасенья!
Вянут спелые груди,
все тоньше она, все бледней,
Слезы льет непрестанно, -
не знаю, что станется с ней…
В океане разлуки любовь –
как ладья золотая,
Кама – кормчий святой:
на него одного уповаю!

Share this post


Link to post
Site Admin

Тихо слезы струятся к ее ногам

Тихо слезы струятся к ее ногам,
на песке оставляя следы.
Словно лотосы, росшие на земле,
начинают расти из воды.
Помертвелые губы уже не красны,
не свежи, как в былые дни –
Будто стужей прихваченные ростки,
побледнели и сжались они.
Рождены любовью к тебе, к тебе,
слезы катятся все щедрей,
И стоит луноликая, оцепенев –
жизнь как будто застыла в ней

 

Угрюмая ночь. На дорогах – бродяги

Угрюмая ночь. На дорогах – бродяги,
впотьмах из кустов выползают змеи,
Лишь изредка молния вспыхнет в тучах,
погаснет – и станет еще темнее.
В зловещем мраке – раскаты грома,
дрожу, озираюсь при каждом шаге,
А ты так бесстрашно идешь все дальше,
что изумляюсь твоей отваге.
Скажи, красавица, кто счастливец,
в тебе пробудивший такое желанье,
Что ночью ненастной, тропой опасной
к нему ты отправилась на свиданье?
Ты знаешь, как здесь глубока Ямуна?
Гляжу на волны – гляжу с испугом:
Ужели ты броситься вплавь решишься,
чтоб только встретиться с милым другом?
Пять стрел держащий – с тобою рядом,
и с ним забываешь ты страх и робость,
Мое же так бешено бьется сердце,
как будто скатывается в пропасть.

 

До рассвета дождь непрерывно льет

До рассвета дождь непрерывно льет,
в тьме кромешной злобно гремит гроза,
Низвергается с неба сплошной поток,
зубья молний так и слепят глаза.
Видно, нет надежды на этот раз
ночь с любимым радостно провести:
Даже путник бывалый в такую грозу
не решится по этой тропе пройти.
«Ждет ли милый меня? Как найду его?» -
И, дорогу нащупывая впотьмах,
Под дождем шагает она с трудом,
а в душе – тоска, смятение, страх.
Даже свадебной свитой окружена,
боязливо дрожит молодая жена
На пути от родной и до новой семьи –
до постели, где мужа познать должна.
Как же юной красавице в тьме грозовой
вдоль крутого обрыва идти одной?
А поток ревет – не пробраться вброд,
и гадюки ползут по тропе ночной.

Share this post


Link to post
Site Admin

О не медли, моя луноликая, время не ждет

Подруга
О не медли, моя луноликая, время не ждет, -
Скоро полночь настанет, луна из-за рощи взойдет.
Станет вдвое светлей – от луны и твоей красоты,
И на берег тогда не пройдешь незамеченной ты.
О красавица с поступью плавною, как у слона,
Торопиться нам надо, покамест не вышла луна.
Тьма редеть начала, – дорогая, давай поспешим,
А иначе забудь о свидании с милым своим!

Радха
О подруга! Меня только ты выручаешь одна,
Помоги – я совсем от лесных ароматов пьяна.
Если люди увидят хоть мельком, хоть издалека,
Что иду на свиданье, – погибла я наверняка!

Подруга
Что с тобой? Вся дрожишь, озираешься ты почему?
О мой лотос, тебя провожать опасаюсь к нему.
Я всегда помогу, но сегодня не в силах помочь,
Ах, недоброе что-то сулит нам с тобой эта ночь!

 

Рассыпались волосы, растрепались

Рассыпались волосы, растрепались,
глядишь застенчиво, как дикарка,
Лицо от бессонницы тусклым стало,
а было недавно свежо и ярко.
Склонилась, улыбку стыдливо пряча,
а груди царапинами покрыты,
Как будто два золотых кувшина
цветущими веточками обвиты.
Смущенно шепчешь: «Нет-нет, подруга!» -
а лик – истомленней луны осенней,
Гляжу на тебя – догадаться нетрудно:
опять провела ты ночь наслаждений.
Узорчатой тканью не как обычно
обернуты плечи твои и чресла,
Сурьма растеклась, а между бровями
звезда карминовая исчезла.
Но пробуй скрывать, где была ты ночью, -
твои отговорки смешны и тщетны,
И кто поверит любым уловкам,
когда все признаки так заметны?
Небрежны движенья, рассеянны речи,
полна ты истомы и безучастья, -
Как видно, крепко опутал Кама
тебя своей колдовскою властью.
С трудом ты сдерживаешь зевоту,
и чем-то похож твой вид утомленный
На юного лотоса стебель зеленый,
огнем полуденным опаленный.

 

Красны от бессонницы веки твои

Красны от бессонницы веки твои:
они – как усталые птицы,
Как пара чакоров, упившихся всласть
нектаром луны-чаровницы.
Недвижны красивые брови твои,
и все-таки нет в них покоя, -
Владыка любви лишь на миг отложил
свой лук после трудного боя.
О милая Радха, со мной не хитри –
подругу обманывать стыдно:
Уклончивы, сбивчивы речи твои,
но счастье твое – очевидно.
Две груди твоих – наливные плоды,
созревшие в мирных долинах –
Теперь словно две золотые горы
с цветами на острых вершинах.
Небрежно откинуты пряди со лба,
и видно по каждой примете:
Добился лукавый владыка любви
сладчайшей победы на свете!

Share this post


Link to post
Site Admin

Распущены косы – их темные пряди

Распущены косы – их темные пряди
нависли, скрывая лица белизну,
И чудится: черный прожорливый
Раху схватить серебристую хочет луну.
Цветочной гирлянды изгибы тугие
с ее волосами густыми сплелись,
И кажется: светлые волны Ямуны
с тяжелыми струями Ганги слились,
Пленительна соединенная пара:
любимому на спину лечь повелев,
Над ним в упоенье склонилась подруга,
на бедра его распаленные сев.
Росинками пот над бровями сверкает,
хотя и разделась она донага, -
То бог Камадэва, луну прославляя,
бесценные жертвует ей жемчуга.
В горячем порыве над милым склоняясь,
лицо его пылко целует она,
Как будто свой лик над землею склонила
и лотос раскрытый впивает луна.
Касаясь ее нависающих грудей,
блестит ожерелье, качаясь слегка,
И кажется: из наклоненных кувшинов
стекает густая струя молока.
А пояс ее с бубенцами на бедрах
звенит их любовным движениям в лад,
Как будто, победу желанную славя,
бессмертному Мадане песни звучат.

 

Я совсем молода, а супруг мой в неведомых странах

Я совсем молода,
а супруг мой в неведомых странах,
Домик наш в стороне –
тут гостей не бывает незваных.
В доме нету мужчин,
а старухи – свекровь и золовки, -
Будто курицы, слепы,
к тому же глупы и неловки.
Ты с дороги устал, -
так останься под кровлей моею,
Чтобы в темную ночь
по пути не попасться злодею.
А у нас благодать, -
много лет не случаются кражи,
Лишь во сне свой обход
совершают ленивые стражи.
Не суров наш закон,
уважаема наша родня,
И правитель не строг, -
о любимый, ночуй у меня!

 

Сидела я совсем одна в пустом своем дому

Сидела я совсем одна
в пустом своем дому,
Гляжу – идет нежданный гость
к порогу моему.
Вернулся он из дальних стран!
А только в дом вошел -
Ударил гром, и хлынул дождь,
отвесен и тяжел.
Что будет, если видел нас
болтливый мой сосед, -
Об этой встрече в тот же час
узнает целый свет!
Стемнело в доме, ливень лил,
день превратился в ночь,
А я – что сделать я могла?
Не гнать же гостя прочь.
Как оправдаюсь я теперь?
Что скажут обо мне,
Узнав, что с ним я допоздна
была наедине?
А как мы переждали дождь,
что делали вдвоем,
Спросите Каму – лишь ему
известно обо всем.

Share this post


Link to post
Site Admin

Светлей луны твое лицо, – и, словно мрак осенний

Светлей луны твое лицо, -
и, словно мрак осенний,
В твоем сиянье гибнет мгла
разлуки и сомнений.
Как встреча радостна с тобой!
Пришло вознагражденье
За лучшее, что сделал я
в прошедшем воплощенье.
Взгляни – и выслушай меня,
приподними ресницы:
Ах, не стыдись и не дичись –
дай счастьем насладиться!
О полный свежести жасмин, -
мы встретились недаром:
Дозволь голодному шмелю
насытиться нектаром.
К тебе явился гостем я,
Весна – царица года,
Будь щедрой, ждет твоих чудес
воскресшая природа.
Творец, соединивший нас,
все рассчитал и взвесил:
С прекраснейшей из жен земных
мой дух могуч и весел.

 

В дни долгой разлуки жила я мечтою одной

В дни долгой разлуки жила я мечтою одной:
Дождаться бы Кришны – дождаться любою ценой!
И тайным желаниям внял благосклонный творец:
Вернулся любимый – явился ко мне наконец.
Ко мне, о подруга, вошел он, улыбкой светясь,
И вспыхнуло сердце: мечта моей жизни сбылась!
Вошел он – и глянул в лицо, и уже через миг
Объятья сомкнул и к губам моим жарко приник.
Узрел мои груди высокие – стал их ласкать,
Рукой торопливого сари на мне распускать.
А я обмирала, от счастья любви чуть жива,
Пока он шептал мне сладчайшие в мире слова.

 

Чаши грудей моих он дрожащими гладит руками

Чаши грудей моих
он дрожащими гладит руками,
Припадает к губам –
упивается их лепестками.
Распускается узел одежд
под напором желанья,
Славят бога любви
наши пламенные содроганья.
О подруга, мне стыдно,
не спрашивай больше о Кришне,
Не ждала я такого,
да будет судьей мне всевышний!
Сладко впился ногтями
он в груди мои налитые,
А гирлянда его
вплетена в мои пряди густые.
С рук браслеты упали –
так жарки и бурны объятья,
Обезумело тело –
не в силах его обуздать я!

Share this post


Link to post
Site Admin

Ты струистые волосы снова в косу заплела

Ты струистые волосы
снова в косу заплела,
Этой длинной косой
чаши грудей тугих обвила, -
Будто черная самка-змея,
изогнувшись кольцом,
В храме Шивы лежит,
на его алтаре золотом.
Ты пылала, изранена
стрелами бога любви,
А теперь успокоить
пытаешься чувства свои.
У измученных глаз
не просохли полоски от слез,
А на лотосы щек
ниспадают извивы волос.
Вьются черные пряди,
скрывая лица белизну,
То не когти ли демона
жадно хватают луну?

 

Объятья его беспощадны, не тронул его мой плач

Объятья его беспощадны,
не тронул его мой плач,
Прошу об одном, подруга:
меня до рассвета спрячь.
С трудом от него спаслась я, -
взгляни на меня сама:
Порвалось мое ожерелье,
слиняли кармин и сурьма.
Смотри: мои бедные груди –
в царапинах от ногтей,
Как если бы на слониху
набросился тигр-злодей.
В укусах мой рот, я плачу,
готова я жизнь проклясть,
Подобно луне, попавшей
к демону злому в пасть.
Как море, безбрежна полночь,
все тонет в угрюмом сне,
Молю, чтоб скорее солнце
на помощь пришло ко мне.
А Кришне скажи, подруга:
пускай он меня не ждет,-
Он тело мое изранил –
он душу мою сожжет!..

 

Сквозь мрачный лес я шла дождливой ночью

Сквозь мрачный лес я шла дождливой ночью,
спеша под твой благословенный кров,
Ступни мои во тьме кусали змеи,
одежду рвали тысячи шипов.
Не раз нашептывала мне подруга,
что ты в любви неукротим и смел,
А я слаба – я не снесла ударов
того, кто держит пять разящих стрел.
О ты, кого считают благородным,
за безрассудство я себя кляну:
Доверчивость мой разум усыпила –
лишь в этом вижу я свою вину.
Ах, не достигла я желанной цели,
от горя свет в глазах моих померк:
Великий муж, вместилище достоинств,
любовь мою насмешливо отверг!
Теперь другим красавицам открою,
как я была наказана судьбой,
Чтоб сладкой лжи твоей не доверяли,
чтоб не искали близости с тобой.
Не знать мне больше радостей любовных,
теперь едва ль нам встреча предстоит…
Редеет ночь… Спешу домой вернуться,
а душу жгут отчаянье и стыд.
Расспрашивать меня придут подруги, -
что завтра им отвечу поутру?..
О, если так безжалостен всевышний,
пусть разорвется сердце, пусть умру!

Share this post


Link to post
Sign in to follow this  
×